Всё о спортивной жизни Севастополя

Клубные сайты

PR-CY.ru

Полвека изучению Кизил-Кобы

Аватар пользователя Vladimir_Illarionov
6 июля 2013 год




  Первые секции спортивной спелеологии в Крыму начали появляться в период 1959 – 1961 годов.


  Популяризировать этот вид спорта было сложно, работа спелеологов не видна сторонним наблюдателям, колодцы пещер Крыма или Кавказа не собирают такого количества зрителей, как стадионы Москвы во время футбольного матча, да и вообще нет тут ни каких зрителей, есть только участники. Конечно, в каждой конкретной секции был центр концентрации, активный человек, готовый собирать вокруг себя единомышленников. Юридического статуса такие секции не имели и не очень к официозу стремились. Но время показало, что жизнеустойчивыми оказались клубы при ВУЗах, заводах. Некоторые секции возникли в туристических клубах с многолетними традициями, и самостоятельность имели чисто символическую. Ветераны крымской спелеологии вспоминали историю освоения пещеры Красной, как основную веху в отечественной спелеологии. Решено было отметить полувековой юбилей крымской спелеологии в начале лета 2013 года прямо у входа в Кизил-Кобу. На разосланные приглашения откликнулись почти все ветераны.

Причину столь бурного роста секций спелеологии один из активистов подземного движения севастополец Алексей Федоров объясняет тем, что 50 лет назад в Институте минеральных ресурсов Виктор Николаевич Дублянский начал исследование крымских пещер. И ему требовались многочисленные помощники. Опытные, настойчивые, осторожные и одновременно решительные. Качественный скачок в исследованиях мог дать только количественный рост рядов исследователей. И первые коллективные экспедиции направлялись на Ай-Петри, на Караби. Севастопольской секцией 6 лет руководил Борис Коган. О нем так же вспомнили спелеологи, собравшиеся на Туфовой поляне под Кизил-Кобой летом 2013 года. Боль шой сбор ветеранов спелеологии проходил в торжественной обстановке. У входа в пещеру была открыта стела с мемориальной доской, напоминающей о Дублянском. На церемонии открытии доски присутствовал и сын Виктора Дублянского.

       В фотоархивах севастопольских спелеологов есть уникальные фотографии и слайды, рассказывающие о штурме сифонов Кизил-Кобы. Александр Николайчук был одним из первопрходце пещеры. Его нога впервые ступала по подземным горизонтам, его глаза впервые видели подземные лабиринты и водопады. Алексей Федоров вспоминает, как севастопольская экспедиция оказалась запертой в одном из залов внезапным паводком. Дождь над Долгоруковской яйлой поднял уровень воды в пещере, запер сифон. Паники не было, но три дня исследователи были отрезаны от внешнего мира не по своей воле. В зале Голубой капели севастопольцы снизу вверх прошли скальный 45-метровый камин. Лидером восхождения был Анатолий Шамрай. С 1975 по 1977 год в зал Голубой капели было организовано 6 экспедиций. По вертикале пройдено от уровня воды до корней деревьев 145 метров. Просто так на прогулку в Красную не пойдешь. Нужно месяц готовить снаряжение и потом уходить в пещеру на неделю. Группа в 6-7 человек должна нести рюкзаки по 35 килограммов каждый. Снаряжение в основной массе было самодельным, тяжелым. Не редко и стальные лестницы использовали. Даже налобные фонари сами конструировали. Стандартная «коногонка» со штатным аккумулятором было предметом мечтаний и большой редкостью.

      Каждая фотография в архиве спелеолога – плод изнурительного труда. Мало того, что фотоаппараты, фотовспышки и батареи к ним нужно было пронести в герметичном мешке через обводненную часть. Пленка чувствительностью в 65 единиц требовала многократной работы вспышки. А значить, и штатив нужно было нести в пещеру.

      Сейчас Красная пещера имеет более 24 километров протяженность всех ходов. Несколько боковых пещер со временем примкнули к главной части и стали единой пещерой. Несколько лет работали спелеологи Симферополя в Голубиной пещере на Долгоруковской яйле. Понимали, что вода из нее разгружается в Красную. Но ход найти никак не могли. Симферопольцы после очередной экспедиции разъехались по домам. На их место спустилась группа исследователей из Москвы. И через две недели они прошли из Голубиной в Красную.

Александр Николайчук вспоминает, что когда удалось пронырнуть сифон и войти в огромные залы, ступить в русло подземной бурной реки, пройти через водопады – душа пела от восторга. Чувство первооткрывателя ни с чем сравнить нельзя. Тогда севастопольцы Нагерняк, Богомолов, Федоров, Белоиваненко, Назаров проходили Шестой сифон, Николайчук впервые был в группе обеспечения. Он с товарищами подносил акваланги, транспортные рюкзаки. И пещера произвела на него неизгладимое впечатление своими масштабами, мощью реки. Довелось ему после того  побывать во многих пещерах. Но первая встреча с Красной для него остается самой эффектной. Романтика первооткрывателей манила 50 лет назад наших ветеранов. Она же движет и современную молодежь, исследующую пещеры в районе Байдарской долины. Пещеры и сегодня дают возможность ступить туда, где до тебя никто не бывал.

За пятьдесят лет спортивное снаряжение и экипировка спелеолога значительно изменились. Появилось термобелье, изотермики и прочные гидрокостюмы. Прогресс продолжается. Технические средства позволят расширять непроходимые прежде узости и шкуродеры. Но психология спелеологии осталась все той же.

     Сегодня Кизил-Коба – популярный, но и перспективный туристический объект. Есть пешеходный маршрут с бетонными дорожками до первого сифона. Для любителей экстрима есть маршруты с прохождением сифонов в гидрокостюмах и с аквалангами. Каждый год проводятся поздней осенью экспедиции, дающие новые открытия, новые ходы и залы. В отличии от пещеры Баир-Хасар на Чатырдаге, красная не имеет запрещенных для посещения зон. Но пещера контролируется специалистами. Работа исследователей приветствуется, но четко координируется и контролируется.

      Антропогенное влияние на пещеры можно и нужно регулировать.  Администратор пещеры знает, кто и в каком составе работает в пещере. Лишних людей не пустит. Да и не каждая группа получит право идти за сифон. С первых же дней исследования этого уникального объекта природы было принято решение не оставлять после себя мусора. Замыкающий в группе подбирал все, что нечаянно было обронено или оставлено членами экспедиции. Забирали и чужой мусор, оказавшийся в пещере до экспедиции. Нарушителя вычислить не сложно. А дальше – черный список, и – прощай пещера.

       Перспективы у севастопольской спелеологии есть. Ассоциация спелеологов активно продолжает исследование недавно найденных пещер в Байдарской долине. На «нашем» участке Ай-Петринской яйлы все реальные пещеры найдены. Но стоить помнить и о том, что каждая воронка с провалом грунта имеет подземное продолжение в виде пещеры. Можно начинать копать, разбирать каменный или глиняный завал и выйдешь в какую-нибудь полость. Но сколько копать – не знает никто. Сегодня открыто, имеет проходимый для человека ход на поверхность, только 10% полостей, существующих в Крымских горах. Резерв для поиска есть. Но вот только теперь открытия даются все большей ценой времени и сил. Шахиа имени Артура Григоряна до сих пор не пройдена до конца. Трудно работать в воде на глубине 140 метров. Есть относительно не глубокая пещера Красная Шапочка. Завал перекрыл ход, но продолжение явно есть.

     Эпоха первопроходцев не ушла в историю. И сегодня искатель может сделать открытие. Хватило бы настойчивости, уверенности в свои силы, в важность поставленной задачи.

 

Владимир Илларионов.

 

 

Кизил-Коба

 

 

Красная пещера

 

 

ПБЛ

 

 

Красная пещера

 

 

спелеологи в 1975 году

 

 

на Туфовой поляне

 

 

Подземный лагерь в 1975 году

 

 

Красная пещера

 

 

 

 

Алексей Федоров

 

 

Александр Николайчук



Комментарии

Комментировать